Люди убегали в сторону Киева в воскресенье.

Настоящая цена войны в Украине – ”Покажите это Путину”

43-летняя Татьяна Перебийнис с детьми бежала в сторону Киева. Их путь закончился всего в нескольких километрах от безопасного места. Ее судьба – одна из многих, собранных в этой статье.

14.3. 15:25

Подтвержденные потери среди гражданского населения: 516. Подтвержденные ранения: 908.

Таковы были официальные данные о жертвах среди мирного населения в ходе войны в Украине, объявленные в среду (9. марта) Советом ООН по правам человека.

Как и в предыдущие дни, в отчете содержалось смиренное заявление: реальное число жертв, вероятно, намного больше. И теперь цифры уже другие.

Даже сейчас где-то в руинах войны, лежит жертва, о которой еще не известно. Хаос препятствует оказанию помощи и мониторингу ситуации.

Даже в эту минуту граната или ракета попадает куда-нибудь в центр населенного пункта или на пути эвакуации.

Даже сейчас сотни тысяч людей ютятся в бомбоубежищах по всей Украине. Еда, электричество и отопление могут закончиться. Выхода на улицу избегают до последнего, потому что там таится смерть.

Девочка из Мариупола

"Покажите это Путину"

27 февраля 6-летняя девочка была срочно доставлена в больницу в Мариуполе после ранения, полученного в супермаркете во время обстрела российскими войсками. Вскоре после этого по всему миру распространились кадры информационного агентства AP, на которых медики пытаются спасти девочку, одетую в розовую пижаму с изображением единорога, а ее родители беспомощно наблюдают за происходящим.

Попытка врачей и медсестер не увенчалась успехом. Когда видеооператор запечатлел, как один из врачей дает ребенку кислород, он посмотрела прямо в камеру и сказал:

– Покажите это Путину. Глаза этого ребенка. И плачущих врачей.

■ Мать ждет у машины скорой помощи, когда в конце февраля в Мариуполе пытались спасти ее 6-летнюю дочь (Jevgeny Maloletka / AP / Lehtikuva)

Вторжение России в Украину уже посеяло невидимые разрушения среди гражданского населения.

Фотографии и рассказы очевидцев из Украины показывают, как каждый день невинные мирные жители попадают под артиллерийский обстрел или взрыв ракеты.

Истерзанные тела на улицах и на дорогах появляются в новостях и в социальных сетях в поле зрения для тех, кто следит за ходом войны. Людей расстреливают в их машинах, когда они пытаются бежать.

Настя, 10

Пули пьяных солдат убили Настю, 10 лет

В последний день февраля село Шибене к северу от Киева уже было занято российскими войсками . Жившая в селе Люба Столюк, сообщила по телефону своей родственнице Ане Столюк, что, несмотря ни на что, ситуация спокойная.

На фоне разговора Аня услышала голос своей двоюродной сестры Анастасии, 10-летней дочери Любы. На следующий день родственница узнала, что Настя погибла от пуль российских солдат.

–  Люди говорят, что солдатам было просто скучно. Они даже рассказали об этом людям в деревне. Они разграбили все деревенские магазины и, конечно, получили много алкоголя. Напившись, они начали стрелять. Они обстреляли дом Насти, где она была со своим дядей. Она умерла мгновенно, сказала Вера Дмитриенко, мать Ани Столюк, изданию The Times.

По словам Дмитриенко, солдаты начали беспорядочную стрельбу после того, как услышали выстрелы. Это стрелял местный подросток, решивший испытать найденное им оружие.

Горе матери Насти усугубилась тем, что солдаты не разрешили похоронить девочку на сельском кладбище. Десятилетняя девочка была похоронена в своем собственном дворе.

■ Фото: Анастасия Столук погибла дома от пуль российских солдат. Дядя, который был с нею,был ранен при обстреле.

Первые удары России после начала войны были нанесены в основном по военным целям, при этом ее вооруженные силы продвигались по дорогам по окраинам крупных населенных пунктов. Когда Украина дала отпор и наступление было остановлено, Россия применила новую тактику, тотальную стрельбу и осаду, чтобы попытаться сломить волю противника к обороне.

Россия отрицает стрельбу по мирным жителям, но свидетельств зверств с каждым днем становится все больше.

Спустился туман войны. На фоне этого миллионы украинцев пытаются выжить.

Илья, 16

Жизнь оборвалась на футбольном поле

В среду 2 марта Россия подвергла минометному обстрелу город Мариуполь. Один из снарядов разорвался на футбольном поле возле школы, ранив игравшего там 16-летнего Илью.

Бои продолжались на окраинах города, и авиаудары уже лишили жителей телефонной связи, телефонные линии были отключены, а бригады скорой помощи не знали, куда везти раненых. В хаотичной ситуации Илью срочно доставили в переоборудованный в отделение неотложной помощи родильный дом и операционную, но сделать для него уже ничего было нельзя.

■ Фото: фотограф новостного агентства AP увековечил скорбь Сергея, отца Ильи, оплакивающего тело своего сына-подростка в больнице Мариуполя 2 марта. (Jevgeny Maloletka / AP / Lehtikuva)

Туман войны часто не позволяет нам увидеть, что происходит с жертвами среди гражданского населения в их последние минуты.

Иначе обстояло дело в прошлое воскресенье в Ирпене, пригороде Киева, где группа западных фотографов и журналистов оказалась вместе со своими украинскими помощниками.

Они наблюдали за эвакуацией мирных жителей, но стали свидетелями шокирующего нападения на них.

Люди, спасаясь войны, толпами двигались из Ирпеня по трассе Р30 в сторону Киева – единственному пути эвакуации для тех, кто пытался бежать от наступления российских войск с северо-запада.

Украинские солдаты, сопровождавшие на дороге мирных жителей, не участвовали в боевых действиях, но их товарищи, по оценкам журналистов, находились в нескольких сотнях метров, и украинцы также использовали свои гранатометы.

Единственным путем отхода для мирных жителей был мост через реку Ирпень, который был разрушен, очевидно, чтобы замедлить продвижение российских войск. Однако в руинах моста для беженцев был подготовлен отходной путь.

В минувшее воскресенье людям помогли перейти через разрушенный мост в Ирпене на пути эвакуации в Киев.

После моста был небольшой поселок, а затем несколько километров лесной дороги до защиты, предлагаемой киевским мегаполисом. Продвижение было медленным, так как люди тащили по дороге чемоданы с вещами.

В воскресенье на дороге также находились 43-летняя Татьяна Перебийнис, работающая в компании по разработке программного обеспечения в Киеве, ее 18-летний сын Никита и 9-летняя дочь Алиса. Их сопровождал мужчина, 28-летний друг семьи.

По словам работодателя женщины, эвакуация семьи задерживалась из-за того, что Перебийнис ухаживала за больной матерью.

Фотожурналистка New York Times Линси Аддарио, присутствовавшая на месте, позже рассказала, что граната, по-видимому, сначала взорвалась рядом с мостом. Люди запаниковали, но были вынуждены продолжать свой путь, так как надежного укрытия не было.

Фотографии и видео показывают, как на тротуаре временами образовывалась очередь из беженцев.

Андрей Дубчак, внештатный видеооператор компании Addario, снимал вооруженного украинца, машущего людям, когда совсем рядом вспыхнуло, и взрыв сильно сотряс камеру.

– Доктора! крикнул один из солдат.

  • Oбстрел перекрестка показан на видео Дубчака ниже.

Среди дыма и пыли помощники бросились через улицу к церкви, где на земле лежали четыре человека.

Их багаж разбросало силой удара, и только одна сумка стояла рядом с ними вертикально. Две маленькие собачки в боксе для транспортировки лаяли и скулили.

Тела накрыты на месте смерти в ожидании вывоза. Статуя на заднем плане — памятник украинским героям, павшим в Великой Отечественной войне.

Татьяна Перебийнис и ее дети погибли мгновенно. Мужчина, находившийся с ними, был еще жив, но вскоре умер, несмотря на попытки реанимации.

– Четыре человека погибли, двое взрослых и двое детей, прямо у меня на глазах, - рассказал позже СМИ Александр Маркушин, мэр Ирпеня, который в это время был на месте трагедии.

Несколько свидетелей рассказали, что после попадания первых снарядов серия ударов, казалось, была намеренно направлена на крупную дорожную развязку. Другая возможность заключается в том, что из-за присутствия поблизости украинских солдат неприцельный огонь велся по деревне без разбора, невзирая на опасность.

– Они (русские) – не армия, они – звери. Они убивают мирных жителей, обстреливают наш город, наши дома и машины скорой помощи. Это чудовищно, сказал позже Маркушин в интервью CNN.

Позднее стало известно, что еще четыре человека были убиты в результате того же нападения.

Работодатель убитой женщины (Татьяны Перебийнис) опубликовал в Facebook ее фотографию.

– Семья пыталась бежать из Ирпеня, маленького городка, где они замерзали без воды, электричества и отопления. Слова не могут описать наше горе или облегчить нашу боль. Но для нас важно, что Таня и ее дети Алиса и Никита – это не просто статистика.

– Семья стала жертвой неспровоцированного обстрела мирных жителей, что по всем законам является преступлением против человечности, говорится в заявлении SE Ranking.

Фотография Татьяны Перебийнис опубликована ее работодателем.

Отец семьи, Сергей Перебийнис, позже поделился на Facebook постом с фотографиями своей жены и детей.

– Прости, что я не защитил вас, написал он.

Когда не осталось ничего, мужчина искал собачек семьи в другой публикации. Он видел видео, на котором журналист в каске нес одну из них на руках. Одна из лап собачки была изуродована.

Собачки были найдены, но та, у которой была повреждена лапа, позже умерла.

– Мой друг полетел к ним, написал отец на Facebook.

Кирилл , 18 мес.

Врачи не смогли спасти маленького Кирилла

В субботу 5 марта 18-месячный Кирилл был тяжело ранен в результате минометного обстрела российскими войсками. Несколько минутами ранее было достигнуто соглашение о прекращении огня в Мариуполе.

Малыша срочно доставили в местную больницу, и камеры увековечили безутешную мать, Марину Яцко, прощающуюся со своим сыном, убитым осколками, для которого врачи уже ничего на могли сделать. Рядом с убитой горем женщиной ее поддерживал друг Федор.

–  Почему, почему, почему? - рыдала мать над безжизненным телом своего сына, видно на видеозаписи, снятой Sky News с места трагедии.

Одновременно в объектив камеры попал персонал больницы, потрясенный смертью Кирилла. Для них смерть ребенка стала еще одной катастрофической неудачей после более чем недели непрерывной работы.

■ Фото: Гражданский муж Федор поддерживает Марину Яцко, когда она оплакивает погибшего при обстреле сына Кирилла. (Jevgeny Maloletka / AP / Lehtikuva)

Тем, кто не смог или не осмелился поступить, как семья Перебийнис, пытаясь бежать, приходится укрываться от огня как только можно придумать. И одновременно обеспечивать основные потребности.

Сейчас во многих городах Украины бушует огромная человеческая катастрофа.

Маршрут для поставок в Киев, главной цели России, все еще открыт, но ситуация в городе ухудшается с каждым днем под угрозой новых атак. Кроме того, жители городов Харьков, Мариуполь, Сумы и Чернигов полностью или частично находятся в блокаде.

Россию обвиняют в нарушении режима прекращения огня в Ирпене во время эвакуации мирного населения в воскресенье. Такое же происходит и в других местах.

В Мариуполе режим прекращения огня в коридоре безопасности для эвакуации нарушается уже несколько дней, не могут двигаться ни транспорт с помощью, ни автобусы для эвакуации мирного населения.

То же самое произошло с автоколонной жителей города, когда люди крепили к машинам белые флаги и простыни для обозначения, что эта колона мирная.

– Мы прибыли на место сбора, а бои все продолжались. Полиция объявила: коридора безопасности нет, - сказал в телефонном интервью газете Нью-Йорк Таймс фотограф-фрилансер Евгений Малолетка.

После этого разбомбили последнюю работающую опору телефонной связи, и Мариуполь оказался фактически отрезанным от внешнего мира. По данным Украины, в ловушке оказались до 400 000 человек.

Семья Софии

София, 13 лет – единственная из всей своей семьи, оставшаяся в живых.

10-летняя Полина из Киева стала первым указанным ребенком-жертвой в самом начале войны в Украине, когда заместитель мэра Киева Владимир Бондаренко разместил ее фотографию в социальных сетях. Родители девочки, ветеринары Антон Кудрин и Светлана Западинская, выезжали из Киева со своими тремя детьми, когда их машина попала под обстрел российской диверсионно-разведывательной группы.

Родители и Полина погибли мгновенно, а младший брат девочки Семен, 5 лет, и старшая сестра София, 13 лет, были доставлены в больницу. 2 марта родственник семьи сообщил британской газете Telegraph трагическую новость: Семен также скончался от полученных травм в больнице.

Тогда же сообщалось, что старшая из детей, София все еще находится в критическом состоянии. По словам родственников, она еще не знала, что осталась единственной выжившей из своей семьи.

■ Фото: Антон Кудрин и Светлана Западинская с детьми Семеном,5 лет, Полиной,10 лет,и Софией,13 лет.(Facebook)

Анастасия Яланская, 26 лет

Анастасия погибла вместе со своими друзьями, пытаясь помочь оказавшимся в беде бездомным собакам.

4 марта три человека решили рискнуть собственной жизнью, чтобы помочь бездомным собакам. Они спешили, так как из-за боевых действий собаки три дня находились без еды в приюте для животных в Буче, под Киевом.

Анастасия Яланская, 26 лет, Сергей Устименко, 25 лет, и Максим Кузьменко, 28 лет, смогли покормить собак и уже почти добрались до дома, когда их машина попала под обстрел россиян. Все трое погибли мгновенно.

Новость о смерти Яланской, которая самоотверженно помогала животным, быстро распространилась по всему миру, а позже были названы имена и других членов группы. По словам родственников, беседовавших с Kyiv Post, нет никаких сомнений в том, что российские солдаты не знали, что стреляют по гражданскому автомобилю.

■ Фото:Анастасия Яланская,которая работала в IT-компании,помогала бездомным собакам.(Twitter)

Люди во всех регионах Украины оцепенели от беспокойства за своих родственников в Мариуполе. Они разместили в Интернете фотографии своих близких и просят предоставить информацию.

Олег Максимчук, опрошенный агентством Рейтер, в последний раз слышал о своем 63-летнем брате Викторе 26 февраля, когда тот укрывался в подвале.

– Началась бомбардировка. Я также вижу военный самолет, сказал мне брат.

С тех пор с ним связь оборвалась .

Олег Максимчук (справа) беспокоится о своем брате Викторе, живущем в Мариуполе, с которым больше нет связи.

Ираида Дзюбенко совершила худшую из возможных ошибок. Около десяти дней назад среди ночи ей пришло сообщение на телефон от ее невестки Ольги Пономаренко, живущей в Мариуполе с двумя детьми.

К сожалению, из-за волнения она случайно удалила сообщение, не успев его прочитать. С тех пор ничего не было слышно.

– Я бы хотела как-то вернуть это сообщение, но не могу. Пожалуйста, помогите мне найти их, несколько раз повторила женщина, разрыдавшись.

По последней информации, Ольга Пономаренко застряла с детьми в Мариуполе.

Боль близких усугубляет ужасающая информация об осаде Мариуполя на берегу Азовского моря.

Сообщалось о масштабных отключениях отопления в городе. Ночью температура не улице может опускаться ниже нуля.

– Мирные люди измучены жаждой и застряли в морозном кошмаре без электричества, рассказал в понедельник Джонатан Педно из Human Rights Watch.

Из-за отключения электроэнергии, вызванного атаками, не работают водяные насосы, что означает отсутствие водопроводной воды. Насосы невозможно починить, так как они находятся в центре боевых действий. Воду приходилось раздавать в точках, и там образовывались огромные очереди.

Украинские военные все еще защищают город от захватчиков.

Семья Олега

Полицейский потерял свою семью, воюя против России

30-летний Олег Федько, полицейский, отец семейства с детьми в Херсоне, поступил на службу после того, как Россия вторглась в Украину две недели назад. Так как его 27-летняя жена Ирина осталась одна с 6-летней дочерью и младенцем шести недель от роду, родители Олега решили вывезти их в более безопасное место.

Бабушка, дедушка и Ирина с 6-летней Софией и малышом Иваном ехали машиной по дороге в Новую Каховку на юге Украины, когда российские солдаты открыли по машине огонь.

Дядя детей Денис Федько, разговаривавший по телефону с матерью, беспомощно слушал, как на другом конце линии беспощадно расстреливали членов его семьи.

– Я слышала, как маленький Ваня сильно плакал. Ему было всего полтора месяца. А потом я услышал выстрелы, рассказал Денис Федько изданию The Sun.

Как сообщает BBC, дети были еще живы, когда их доставили в больницу, но уже ничего нельзя было сделать для их спасения. Российские солдаты оправдывали содеянное перед родственниками убитых детей, тем, что водитель автомобиля не соблюдал инструкции.

■ Фото: Овдовевший Олег Федько на фото несколько лет назад с женой Ириной и первенцем Софией. Малыш Иван, родившийся в начале года, был убит вместе с матерью, старшей сестрой, бабушкой и дедушкой. (Twitter)

Очень обеспокоены и волонтеры, помогающие мирным жителям Мариуполя.

– Они не знают, где взять воду. Люди пьют дождевую воду или растапливают снег. Они буквально ломали радиаторы, чтобы взять воду внутри них, чтобы хотя бы помыть руки, рассказал представитель организации Врачи без границ то, о чем сообщили его коллеги из Мариуполя.

А обстрел города все продолжается.

Украинские власти сообщили о случае во вторник, который подтвердить трудно из-за изоляции города.

Это сообщение, что шестилетняя девочка оказалась заваленной под обломками своего дома после бомбежки, в результате которой погибла ее мать.

Девочка, которую звали Таня, умерла от обезвоживания до того, как ее нашли. В последние минуты жизни она была одна.

Но самое страшное во всей ситуации в Украине то, что после двух недель войны конца не видно.

Это означает, что ситуация для мирного населения может только ухудшаться.

Катя Рубак, 32

"Ее звали Катя".

Инженер Катя Рубак, 32 года, играла в гостиной со своей полуторагодовалой дочерью в первый день марта, когда российские войска обстреляли ракетами жилой квартал в Житомире. Первая ракета упала рядом с домом Рубак.

Вторая ракета, попавшая в задний двор, разнесла вдребезги то, что осталось от дома. На его месте остался кратер глубиной пять метров, который теперь заполнен водой.

– Ее звали Катя. Ей было 29 лет. В какой-то момент я увидел, как она пошла в спальню, а через минуту там уже ничего не осталось", - рассказал AFP муж Кати, Олег Рубак на обломках своего дома.

Пережив само нападение Рубак, также сумел найти свою маленькую дочь живой среди обломков после шока. После первоначального шока звук ее плача был самым прекрасным, который он когда-либо слышала в своей жизни.

В судьбе своей семьи овдовевший мужчина винит только одного человека: президента России Владимира Путина.

– Я хочу, чтобы он сдох. Пусть он вечно горит в аду.

■ Фото: Олег Рубак, сфотографирован на развалинах своего дома на следующий день после ракетного удара, произведенного с территории России. (Emmanuel Duparcq / AFP / Lehtikuva)

Юрий Прилипко, 61

Мэр застрелен во время раздачи продовольствия

Город Гостомель, расположенный к северо-западу от Киева, был ареной ожесточенных боев за контроль над местным аэропортом на протяжении всего времени российского вторжения.

Большинство из 16 000 жителей города уже бежали от боевых действий.

Мэр Юрий Прилипко, 61 год, решил остаться. В понедельник 7 марта он раздавал местным жителям еду и лекарства, когда был убит выстрелом в голову. Убиты были также и два его коллеги, Иван Зоря и Руслан Карпенко.

Смерть троих людей подтвердил в Facebook Городской совет Гостомеля. В нем отмечалось, что хотя у Прилипко были как друзья, так и враги, и он отнюдь не был идеальным, он никогда не был гордым или высокомерным.

– Никто не заставлял его стоять под пулями оккупанта. Он умер за свой народ, за Гостомель. Он погиб как герой, говорится в письме Городского совета.

■ Фото: Гибель мэра Юрия Прилипко и двух его коллег подтвердил в понедельник Гостомельский городской совет. (Hostomel)

Майя , 91

Пережившие ужасы Холокоста снова спасается бегством

Когда в понедельник в Одессе люди выстраивались в очереди к эвакуационным автобусам, среди них была женщина, которой ужасы и бесчеловечность войны были знакомы. Майя, 91 год, потеряла отца, мать, сестру и брата во время Второй мировой войны, когда семья была отправлена в нацистский концентрационный лагерь.

Хотя пожилая женщина, пережившая Холокост, выбралась из Украины, оставшись живой, она снова спасается от войны бегством.

Майя рассказала журналисту Reuters через переводчика, что она решила поехать в Румынию, а оттуда в Соединенные Штаты.

Базирующаяся в Нью-Йорке еврейская организация помощи JDC пообещала ей помощь в пути.

■ Фото: 91-летняя Майя в понедельник ждала посадки в эвакуационный автобус в Одессе (Alexandros Avramidis / Reuters)

Перевод статьи на русский - Элиза Иивонен, проверка перевода - Арья Паананен. Авторы статьи - Анна Нуутинен и Яри Алениус.

Artikkelin käännös venäjäksi Eliza Iivonen, käännöksen tarkistanut Arja Paananen. Artikkelin kirjoittajat Anna Nuutinen ja Jari Alenius.

Seuraa ja lue artikkeliin liittyviä aiheita